#Происшествия

Несколько стран зарегистрировали вспышку нового вируса томатов

Американское министерство сельского хозяйства ограничило импорт томатов и перцев из нескольких стран, в которых подтвердились случаи заражения продуктов новым вирусом ToBRFV — представителем вида Tobamovirus.

Он очень опасен для хозяйств, поскольку может за неделю неделю убить все живущие в промышленной теплице растения. «Газета.Ru» выяснила, какова вероятность того, что его занесут в Россию.

Один из департаментов Минсельхоза США — APHIS (аналог российского Россельхознадзора) — ограничил импорт томатов и перцев из стран, в которых подтвердились вспышки нового вируса ToBRFV из вида тобамовирусов, сообщил профильный портал Hortibiz. В список попали Франция, Испания, Доминикана, Израиль и Нидерланды. Аналогичные случаи недавно регистрировались в Великобритании и Польше.

На проблему распространения нового вируса обратили внимание и в России. В середине июня представители Национального плодоовощного союза написали соответствующее письмо на имя главы Россельхознадзора Сергея Данкверта (есть в распоряжении «Газеты.Ru») с просьбой рассмотреть вопрос о введении дополнительного тестирования томатов и перцев, ввозимых на территорию страны. По мнению авторов письма, это поможет избежать занесения вируса в Россию, где он ранее не выявлялся.

Сам вирус очень опасен для тепличных хозяйств, в которых выращиваются томаты.

В беседе с «Газетой.Ru» директор союза Михаил Глушков рассказал, что если этот вирус появится в любой промышленной теплице, судя по экспертным данным, за неделю он убьет все живущие в нем растения.

«Есть болезни томатов, в том числе и вирусные, в том числе и в России. Просто они не такие опасные. Да, томат заболевает, он начинает меньше плодоносить, мы теряем качество. Но растение не погибает полностью. Такого, чтобы умирали все растения — я с таким раньше не сталкивался», — разводит руками Глушков.

Разумеется, появление такого вируса в России накладывает серьезный риск на всю отрасль, в которую в последние годы были вложены огромные средства.

«Очень много было вложено — порядка 40 млрд рублей только государственных денег в поддержку теплиц, — переживает Михаил Глушков. — Плюс более 250 млрд рублей вложили инвесторы, включая кредиты на развитие отрасли. И, конечно, эти огромные вложения должны окупаться и работать на усиление продовольственной безопасности нашей страны».

Глушаков подчеркнул, что чем раньше контролирующие органы обратят внимание на новый вирус, тем выше шанс, что отрасль устоит перед его возможным ударом. Для этого, по словам собеседника «Газеты.Ru», контроль должен производиться прямо на границе, чтобы зараженная продукция не попала на территорию страны.

Сейчас с этим есть проблемы: сотрудники ведомства проверяют продукцию на наличие вредителей и явных болезней, сказывающихся на внешнем виде ввозимых томатов. Но новый вирус вряд ли получится увидеть глазами, ведь он фактически находится внутри клеток ягоды.

В процессе подготовки этого материала корреспондент «Газеты.Ru» не смог связаться с пресс-службой Россельхознадзора: никто не брал трубку. Но в канцелярии ведомства ему рассказали, что письмо от плодоовощного союза было получено и зарегистрировано, а проект ответа уже готов, но еще ожидает подписи.

Стоит ли бояться человеку

В беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» глава кафедры вирусологии биологического факультета МГУ доктор биологических наук Ольга Карпова пояснила, что новый вирус еще очень свежий и был открыт только в 2015-м году.

Он способен поражать не только томаты, но и перцы с баклажанами. Причем по поводу последних остается много вопросов, поскольку на этот счет написано всего две научные работы, но учитывая, что вирус практически не изучен, отрицать его опасность для баклажанов нельзя.

А если предположить, что вирус представляет опасность для всего рода пасленовых, то под ударом могут оказаться и посевы паслена клубненосного. Проще говоря — картофеля.

«Это жесткая палочка примерно 300 на 18 нанометров, и она очень устойчива к внешней среде. Плюс в том, что он не передается насекомыми, то есть в теплицах это может быть только механическое заражение через халаты, руки, шланги и все что угодно. При этом заражение происходит не через плоды, а через зеленые листья», — разъяснила Ольга Карпова.

Михаил Глушков из Плодоовощного союза тоже предположил, что заражение томатов в российских теплицах может случиться именно таким образом. Например, если кто-нибудь из сотрудников предприятия съест зараженный томат дома и капнет соком на одежду, после чего пойдет на работу. А дальше похожим образом вирус перенесется на остальные теплицы.

При таком сценарии «убить» целый тепличный комплекс не так трудно. Дело в том, что вирусы вида тобамовирусов, к которым принадлежит вновь открытый ToBRFV, накапливаются в очень больших количествах внутри своих носителей и, если их полностью не изолировать, заражают все, что находится вокруг них.

Что касается импорта зараженных этим вирусом томатов, Ольга Карпова считает, что карантинные службы США правильно поступили, оперативно сработав в плане введения соответствующих ограничений.

Основная проблема в том, что когда речь идет о вирусах, носителями которых являются сельскохозяйственные животные, они в целом поддаются лечению и вакцинированию, так что остановить дальнейшее распространение вируса трудно, но вполне возможно.

Но когда мы говорим о растениях, вакцинировать или вылечить их нельзя: их можно только уничтожить, чтобы предотвратить распространение вируса.

«Должна быть очень хорошая диагностика, и нельзя ни в коем случае пускать в страну зараженный материал, неважно, посевной, зеленый, в виде готовой продукции и даже в виде семян», — уверена Ольга Карпова.

При этом глава кафедры вирусологии МГУ подчеркнула, что растительные вирусы совершенно безопасны для человека, и даже наоборот.

По ее словам, сейчас в МГУ на основе сородича нового тобамовируса, вируса табачной мозаики, разрабатывается вакцина против COVID-19.

В этом смысле растительные вирусы гораздо более перспективны с точки зрения вакцинации, поскольку вакцины на основе животных вирусов обычно применяются в виде ослабленных или дезактивированных патогенов человека. Помимо того, что это дорого, это еще и опасно: нет гарантий, что через реверсию к патогенной форме введенные человеку вирусы снова не станут для него опасными.

«Если просто сделать антигены того же коронавируса, то по сути это просто белки — они слишком маленькие для того, чтобы организм вырабатывал к ним иммунитет, — отметила Ольга Карпова. — А вот если использовать в качестве платформы безопасные для человека растительные вирусы, моделируя коронавирусную частицу, к которой будет вырабатываться иммунитет, мы создаем безопасную и современную вакцину».

Дефицит не грозит

Если предположить, что импорт томатов в Россию будет приостановлен, серьезной угрозы рынку это не несет, утверждает Михаил Глушков из плодоовощного союза. Собеседник «Газеты.Ru» напомнил, в 2014—2015 годах был введен запрет на импорт турецких томатов и большого скачка цен на рынке не наблюдалось.

Дело в том, что спрос на томаты падает, если на них сильно повышаются цены — покупатели переключаются на другие продукты.

А сейчас ситуация с производством томатов в России разительно отличается. Глушков рассказал, что только в прошлом году их производство выросло сразу на 20%. А за первые четыре месяца этого года — еще на 30%, если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года.

Добавить комментарий