#Экономика

Аварии на газонефтяных месторождениях. Как с ними борются в Казахстане

Аварии на газонефтяных месторождениях. Как с ними борются в Казахстане

Казахстан из года в год продолжает наращивать объемы добычи углеводородного сырья, и вопрос обеспечения безопасности нефтяных операций становится все более актуальным. И это понятно. Во время бурения и эксплуатации нефтяных и газовых скважин возможно возникновение открытого фонтанирования, нередко сопровождающегося пожарами. Такие аварии могут принимать масштабы стихийных бедствий и требовать привлечения большого количества техники, людских и материальных ресурсов. Так, на ликвидацию пожара на скважине № 37 месторождения Тенгиз в 1985 году потребовалось больше года. А крупнейшая авария в Мексиканском заливе на нефтяной платформе Deepwater Horizon в 2010 году? На ликвидацию только ее непосредственных последствий ушло более полутора лет.

Активное освоение месторождений нефти и газа в шельфовой зоне Каспийского моря приводит к нарушению экосистем, гибели ценных рыб и их кормовой базы. Из промыслового рыболовства исчезают килька, сельдь и другие виды. К примеру, уловы осетровых за два последних десятилетия сократились в 20 раз! Все это происходит, несмотря на заверения чиновников, что работы по обеспечению безопасности нефтедобычи на Каспии ведутся постоянно.

В условиях, когда на море у Казахстана практически нет ни постов Казгидромета, ни автоматических станций наблюдения за происходящим бурением, выбросами и сбросами нефтескважин в окружающую среду при имеющихся технологиях, говорить о безопасности добычи углеводородов не приходится.

Безусловно, власти прибрежных стран не оставляют без внимания вопросы безопасной нефтегазодобычи. К примеру, в ноябре 1998 года для предупреждения возникновения и ликвидации нефтегазовых фонтанов, как на суше, так и на море, в РК было создано республиканское государственное казенное предприятие «Ак Берен», имевшее в структурном подчинении пять филиалов, расположенных в Атырауской, Актюбинской, Мангистауской, Кызылординской, Западно-Казахстанской областях и учебный центр в г. Атырау. Однако после ряда реорганизаций «Ак Берен» был преобразован в Атырауский филиал регионального государственного предприятия на праве хозяйственного ведения «Профессиональная военизированная аварийно-спасательная служба» комитета индустриального развития и промышленной безопасности Министерства по инвестициям и развитию Республики Казахстан.

В 2012 году в Атырауской области введена в эксплуатацию Северо-Каспийская экологическая база реагирования на разливы нефти (СКЭБР). Эта база – единственный специализированный объект для ликвидации аварийных разливов нефти (ЛАРН). Тем не менее оснащение базы не позволяет адекватно реагировать на все возможные виды аварий, а значит, Казахстан не может самостоятельно устранить ЧП любой степени сложности.

Следует отметить, что первоначально прорабатывался вопрос о передаче СКЭБР в ведение МЧС для создания на ее базе специализированной морской аварийно-спасательной службы. Однако в ноябре 2013 года базу передали в аренду Северо-Каспийскому проекту и это при том, что в консорциуме уже существовало специализированное структурное подразделение по ликвидации разливов нефти.

О том, что «не всё ладно в Датском королевстве», говорит случившаяся в марте текущего года авария на одной из скважин газонефтяного месторождения «Каламкас» в Мангистауской области. Его разработкой занимается АО «Мангистаумунайгаз» (основной акционер СП Mangistau Investments B.V., которым на паритетной основе владеют казахстанский «КазМунайГаз» и китайская CNPC). Месторождение эксплуатируется с 1979 года и обеспечивает 70% всей добычи компании.

Выброс газоводяной смеси при бурении скважины № 8237 произошел 13 марта. Попытки загерметизировать устье скважины результатов не дали, более того 25 марта произошло воспламенение газоводяной смеси. Первоначально в ликвидации аварии были задействованы силы неправительственных противопожарных служб ТОО «Семсер Орт сондируши» и «Каражанбас» в составе 14 работников и 8 единиц техники.

Однако они не справились, и тогда на борьбу с пожаром бросили силы ДЧС Мангистауской области, затем вызвали помощь из Атырау. В итоге в тушении пожара было задействовано 83 человека и 25 спецмашин. На ликвидацию пожара понадобилось более трех суток. Причем ночью 28 марта пламя погасло само собой. По-видимому, выгорел находившийся в пустотах-ловушках и выходивший на поверхность через разрывы в земле (грифоны) газ.

Комиссия, занимавшаяся расследованием причин аварии, нашла серьезные нарушения требований промышленной безопасности, допущенные работниками китайской компании ТОО «Инженерная буровая компания «Си БУ». В не лучших советских традициях все дни, пока бушевал пожар, представители компании «Мангистаумунайгаз» воздерживались от комментариев о происходящем на скважине. Все это – следствие сложившейся системы, в которой отдельные звенья не умеют работать, а власти больше озабочены собственным пиаром и написанием победных реляций наверх, чем решением реальных проблем в стране в целом и в нефтегазовой отрасли в частности.

Не имея практического опыта освоения морских месторождений, Казахстан не должен пренебрегать даже потенциальными рисками, сопровождающими бурение скважин. В частности, сегодня компания NCOC проблему с сероводородом решает закачкой сырого газа обратно в пласт. А если произойдут его утечка или авария на скважине? Ведь при бурении скважин уже неоднократно возникали аварийные ситуации, грозящие выбросами нефти и сероводорода. По экспертным оценкам, за период эксплуатации только одной скважины в Каспийское море попадает от 30 до 120 тонн нефти, а тонна нефти способна покрыть пленкой акваторию площадью до 12 км². 

Тревожит и представляющее реальную угрозу огромное количество законсервированных и частью затопленных нефтяных скважин, закрытых еще 20-30 лет назад. Властями региона эта проблема практически игнорируется, тогда как только в Казахстане таких скважин, многие из которых дают течь, насчитывается свыше 2 тысяч. А ведь в соответствии с п. 6 ст. 122 Кодекса РК «О недрах и недропользовании», недропользователь обязан принять на баланс все ранее пробуренные скважины, находящиеся на контрактной территории и проводить по ним мониторинг. Финансирование работ по консервации и ликвидации технологических объектов осуществляется за счет средств недропользователя. По факту имеем, что многие компании, ведущие разработку месторождений, уклоняются от своих обязательств.

Стоит отметить, что многие аварийные скважины находятся на государственном балансе, но и это не гарантирует их ликвидацию. Так, в 2018 году на ликвидацию скважины, находящейся в Атырауской области на площади Прорва Морская Г-1, было выделено 52 млн тенге. Увы, работы проведены не были, и средства возвратили в бюджет.

Кадастр нефтегазовых скважин в пределах казахстанского сектора Каспийского моря составлялся последний раз 9 лет назад в рамках республиканской бюджетной программы «Ликвидация и консервация нефтяных и самоизливающихся гидрогеологических скважин». За 6 лет в рамках программы в море было ликвидировано всего 48 скважин. Такими темпами их ликвидация будет длиться до второго пришествия. Более того, при выполнении работ трубы из скважин не извлекаются, а проводится лишь цементаж каналов, по которым вытекает нефть. Таким образом, эти полумеры не решают проблему, а только сдвигают сроки новых утечек на будущее.

Сегодня нет точных данных о количестве и состоянии старых нефтяных скважин. Власти обещают составить новый кадастр бесхозных аварийных нефтегазовых скважин, но когда это произойдет – неизвестно. При этом нефтяные компании продолжают осваивать месторождения с прежними подходами. Для них важнее прибыль, нежели здоровая экология, и вероятность возникновения новых техногенных аварий остается высокой.

Заглушенная нефтяная скважина

Вывод однозначен: необходимо пересмотреть законодательство в сторону ужесточения требований к нефтедобывающим компаниям, обеспечить общественный контроль и мониторинг на всех месторождениях. Поскольку республика не имеет в достаточном количестве специального оборудования для ликвидации крупных нефтяных разливов, то необходима кооперация технических средств и сил, т. е. создание межгосударственной базы прикаспийских стран по реагированию на нефтяные разливы и нефтегазовые выбросы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *