#В мире

Сноуден рассказал, как отверг предложение ФСБ о сотрудничестве

Экс-сотрудник американских спецслужб Эдвард Сноуден впервые подробно рассказал о своем прибытии в Россию в июне 2013 года и предложении со стороны ФСБ России о сотрудничестве, а также о том, как он его отверг.

Сноуден написал об этом в своей автобиографической книге «Permanent Record: Meine Geschichte» («Постоянная запись: моя история»), которая была презентована в Берлине вечером во вторник в рамках прямой линии с экс-агентом, которая прошла в культурно-театральном центре Urania.

Сноуден в июне 2013 года передал газетам Washington Post и Guardian ряд секретных материалов о программах слежки спецслужб США и Великобритании в интернете. Он вылетел в Гонконг, а оттуда — в Москву, где некоторое время находился в транзитной зоне аэропорта Шереметьево. Россия предоставила Сноудену временное убежище сроком на год при условии, что он прекратит свою деятельность против США. В августе 2014 года Сноуден получил трехлетний вид на жительство, который позволяет ему путешествовать не только по России, но и за ее пределами. В январе 2017 года вид на жительство Сноудену был продлен до 2020 года.

Как пишет Сноуден в книге, которая есть в распоряжении РИА Новости, он прибыл в аэропорт Шереметьево 23 июня 2013 года. Его сопровождала журналист и сотрудник WikiLeaks Сара Харрисон, которая оказывала Сноудену поддержку во время его нахождения в Гонконге.

Во время прохождения паспортного контроля пограничники со словами «с паспортом есть проблемы» предложили американцу следовать за ними. Сноуден пишет, что его отвели в «один из элегантных бизнес-залов аэропорта, зона бизнес-класса или первого класса, в которой в шикарных креслах расслабленно сидела горстка пассажиров».

Американца и его спутницу провели по коридору «в своего рода конференц-зал, где за столом сидели полдюжины мужчин в сером».

«В центре стола сидел пожилой мужчина, костюм которого был лучше, чем у остальных… Он обозначил мне и Саре занять места напротив него», — пишет Сноуден.

«Он прочистил горло и предложил мне на приемлемом английском «Cold Pitch» («холодная подача» — ред.), как это называется в ЦРУ. Речь идет о предложении иностранной спецслужбы, которое можно определить как «иди к нам и работай на нас». В качестве вознаграждения за кооперацию предлагаются возможности любого рода… Я знал, что не могу позволить ему договорить. Если ты сразу не встрянешь в речь сотрудника иностранной спецслужбы, потом это, в определенных обстоятельствах, не играет роли, если ты отклонишь его предложение в конечном счете, потому что они могут разрушить твою репутацию просто тем, что они распространят запись, которая свидетельствует о твоей нерешительности», — пишет Сноуден.

По словам экс-агента, он думал в тот момент «о спрятанных записывающих устройствах и тщательно выбирал слова». Сноуден заявил, что у него «нет намерения сотрудничать», что он не будет сотрудничать «ни с одной спецслужбой». Затем он предложил собеседнику прямо на месте обыскать свою сумку, уточнив: «Там нет ничего, что могло бы оказать вам помощь».

В ответ седовласый мужчины заявил, что «мы никогда бы этого не сделали», что Сноудену хотят «просто помочь». Он уточнил, какова цель поездки Сноудена и, услышав о том, что американец намерен выехать через Кубу и Венесуэлу в Эквадор, сообщил, что его паспорт аннулирован.

После того, как Сноуден убедился в том, что информация об аннулировании его паспорта правдива, что «собственное правительство оставило его в России», его собеседник пригласил его подойти к окну в зале. Сноуден увидел внизу «самую большую толпу журналистов, виденную мной когда-либо». Это было «впечатляющее шоу, возможно, инсценированное ФСБ, но возможно, что и нет, с высокой степени вероятности — что-то среднее», пишет Сноуден.

После этого его собеседник задал вопрос, не хочет ли Сноуден сообщить ему «какую-либо информацию».

«Мы справимся», — сказал я. «Я надеюсь, что вы не пожалеете о своем решении», — сказал он. Потом он слегка поклонился и также покинул помещение, в то время как туда вошли два сотрудника администрации аэропорта», — пишет Сноуден.

Затем «мы провели 40 библейских дней и ночей в аэропорту», пишет экс-агент. За это время Сноуден обратился к 27 государствам с просьбой предоставить ему убежище, однако получил отказ, так как «ни одно из них не было готово противостоять давлению Америки».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *