#Политика

Как «завалить» дискриминационный языковой закон

Как «завалить» дискриминационный языковой закон

Закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», принятый на днях Верховной радой, – одно из ярких проявлений неадекватности постмайданных властей Украины.

О попрании европейских обязательств Украины, дискриминации прав русскоязычного населения корреспондент «Ритма Евразии» беседует с украинским правозащитником и диссидентом Владимиром Малинковичем.

– Владимир Дмитриевич, как вам новый языковой закон?

– Этим законом прежде всего русский язык вытеснен из всех сфер общественной жизни. Остаются только какие-то исключения в приватной сфере. Государство вытолкнуло из политической, социальной, экономической жизни страны всех, кто говорит не на украинском языке. И в первую очередь – русских, самое большое языковое меньшинство в стране.

– Почему дискриминационный закон принимается после президентских выборов? Желание старой партии власти громко хлопнуть дверью?

– Нужно исходить из того, что ситуация с правами русскоязычного меньшинства резко обострилось в связи с войной. Война, конечно же, прежде всего гражданская. Но есть и российский фактор, и вызванное им раздражение части украинцев, находящихся под влиянием националистической пропаганды.

– Есть предпосылки к тому, что с приходом нового президента антироссийская риторика приглушится или ослабнет?

– Рассчитывать на какие-либо радикальные перемены к лучшему не стоит. Новый президент, я думаю, будет идти в соответствии с прежним мейнстримом. Но я всё-таки хочу надеяться (хотя оснований для этого немного), что именно в языковом вопросе В. Зеленский проявит больше настойчивости, чтобы гарантировать свободы для других языков Украины. Он коротко, одним предложением, но обещал гарантировать равноправие граждан независимо от языка, пола и веры.

Однако пока это всё слова. До сих пор он убегает от каких-то ответов на волнующие людей вопросы. А между первым и вторым туром Зеленский начал проявлять свою собственную точку зрения по ряду вопросов. И нельзя сказать, что она может обрадовать людей, которые хотят, чтобы в стране не было националистической доминанты и было равноправие всех граждан.

– Русскоязычный электорат поддержал Зеленского прежде всего потому, что это не Порошенко. Зачем же новому президенту уподобляться своему предшественнику в языковом вопросе?

– Я бы обратил внимание на одно из последних выступлений Зеленского, где он подчеркивает свою приверженность укреплению украинского языка, но тем не менее готов рассмотреть новый закон в деталях после того, как станет президентом. Я не понимаю, зачем надо ждать июня. В любом случае Порошенко подпишет этот закон в ближайшее время. А ведь Зеленскому можно было уже сейчас продемонстрировать свою приверженность тому, что он декларировал, говоря о равноправии граждан. Можно было потребовать от Порошенко уже сейчас, чтобы он не подписывал языковой закон, противоречащий конституции и закону о ратификации Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств. А в соответствии со статьей 19 закона о международных договорах Украины приоритет в случае коллизии норм внутри государственного права отдается законам, ратифицирующим международные договоренности.

Не думаю, что Зеленский это сделает. Но доказать, что принятый закон противоречит хартии, ничего не стоит. Там не одно противоречие Европейской хартии, а десятки, почти в каждой строке!

– А что нужно было бы президенту Зеленскому сделать в первую очередь?

– Начать решать практические задачи. На ближайшие пять лет, которые будут у него, важно обуздать этот националистический шабаш, то есть укрепить государство таким образом, чтобы никаких самоуправств не было. Зеленский мог бы при желании это сделать. Он действительно собирается менять кадры на молодые. Но будет ли он менять их таким образом, чтобы эти кадры решились конфликтовать с радикалами? Ведь речь идет о том, что кого-то из них надо сажать, по крайней мере – на каждую их незаконную акцию реагировать репрессивными мерами.

– Прошло больше недели после победы на выборах, а самостоятельных заявлений от Зеленского почти не звучит. Есть доля инфантилизма в этом?

– Нет, были самостоятельные заявления, в частности в интервью, которое дал Зеленский порталу РБК. Но, к большому сожалению то, что он говорил, не позволяет говорить о наличии у него какой-то определенной позиции. Он, например, совершенно не представляет, каким образом решать вопрос Донбасса. Отвергает автономию Донбасса, отвергает законы об амнистии (а это входит в Минские соглашения). То есть либо он совсем ничего не понимает в политике, либо у него действительно позиция сродни порошенковской – отталкивание от России любой ценой и в какой-то мере прислужничество Западу.

Тем не менее, я думаю, что если к новому президенту начнут активно взывать избиратели юго-востока Украины и больших городов, которые составляют большинство среди голосовавших за Зеленского, то с этой довольно большой силой он вынужден будет считаться. И возможностей для того, чтобы опротестовать новый закон в Конституционном суде, будет более чем достаточно. Став президентом, Зеленский имеет право сделать соответствующее обращение в КС. Если же он этого не сделает, то, как мне кажется, тем избирателям, о которых я сказал выше, стоит пересмотреть свое отношение к Зеленскому и на предстоящих парламентских выборах подержать какую-то другую политическую силу, которая в большей мере заслуживает их поддержки. Хотя по большому счету такой политической силы сегодня нет.

– А если группа нынешних депутатов обратится в Конституционный суд? Есть возможность заблокировать закон о языке, не дожидаясь вступления Зеленского в должность президента?

– Для этого надо 45 депутатов. Наскрести можно. Но многое зависит от Зеленского и его позиции. Конституционный суд все равно будет смотреть, куда смотрит президент. Раньше это было бы безнадежно, как и в нынешней ситуации, пока Порошенко не покинул пост. Но КС долго рассматривает эти дела. И если новый президент займет позицию, скажем, доброжелательного нейтралитета по отношению к депутатскому запросу, то Конституционный суд признает закон противоправным. Для этого есть все юридические основания.

Но есть и другой вариант: что Зеленский будет тянуть…

– То есть не сформулирует четкую позицию о дискриминационной сущности этого закона?

– Тогда нужно думать о такой новой Верховной раде, которая сможет добиться позитива, внеся те поправки, которые сведут этот закон на нет.

– Может, здоровой части общества не стоит ждать милости от политиков, а надо попробовать самой оказать сопротивление пещерным законодательным проявлениям, апеллируя к конституции и хартии?

– К хартии и конституции – в такой последовательности. Можно доказать нарушения конституции, но там расплывчатые, абстрактные формулировки. А вот что касается закона Украины о ратификации Европейской хартии, там по пунктам написано, например, относительно образования, что может быть у каждого региона и нацменьшинства, а чего не может быть.

«Дорожная карта» здесь простая. Юристам, ученым, лидерам общественного мнения, представителям интеллигенции стоило бы, забыв на минуту, что часть из них оранжевая, а часть антиоранжевая, составить соответствующее обращение к Зеленскому: поддержать его и выступить против языкового закона, обратившись в Конституционный суд. Чтобы он дал эти гарантии языкам нацменьшинств и защитил по пунктам на основе Европейской хартии региональных языков. Ссылка на Европейскую хартию дает основания «завалить» дискриминационный закон. Да и Зеленскому, который крутит носом туда-сюда, эта апелляция к европейским нормам позволила бы поддержать такое решение.

В свое время националисты украинский язык активно защищали. А у русскоязычной стороны такой активности нет. Важно, чтобы люди поняли, чего можно добиться, как защитить то, что еще можно защитить. Апеллировать надо в значительной мере к европейскому общественному мнению, прекрасно отдавая себе отчет, что реагировать будут очень и очень мало. Но будут. Было решение Венецианской комиссии по поводу закона об образовании. Была реакция Венгрии, Румынии…

– Кстати, возмущались дискриминационным законом об образовании, принятым Радой осенью 2017 года. Но он действует. Европа, за исключением венгров и румын, проглотила или «не заметила» эти дискриминационные нормы.

– Тогда еще был другой президент. А Зеленский – это не сама по себе фигура (он – фигура очень слабенькая), а это та общественная волна, которая сформировалась в последнее время. На ее гребне он и оказался. В этой волне основную массу составляют люди близких мне взглядов, противники радикального национализма, сторонники мира и равноправия. Зеленский от этой группы зависит.

Во время первого тура у людей, не приемлющих Порошенко, была возможность голосовать либо за Бойко, Вилкула, либо за Тимошенко, Гриценко, Ляшко. Но тем не менее они почему-то выбрали Зеленского. То есть они недостаточно оранжевые, чтобы проголосовать за вторых, и недостаточно антиоранжевые, чтоб проголосовать за первых. Их много, они составили костяк тех, кто проголосовал за Зеленского. Тот общественный вал, ту волну, которая уже есть, надо политически организовать. Правда, остается вопрос, кто это сможет сделать?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *