#Армия

Правда о «штрафниках»: факты и вымысел. Часть первая

Правда о «штрафниках»: факты и вымысел. Часть первая

Летом 1942 года наступающие войска «Вермахта» прорвали оборонительные рубежи Красной Армии, что, с учетом огромных потерь и нехватки ресурсов, привело к крайне угрожающему положению на фронте. В рядах нашей Армии царила подавленность, зачастую переходившая в панику. Многие солдаты, да и офицеры тоже, были уверены в том, что война проиграна. Отступление наших подразделений превращалось в откровенное оставление позиций и беспорядочное бегство.

 

В таких условиях от военного руководства СССР требовались меры, которые могли бы обозначить тот самый рубеж, за которым сама страна и Армия перестали бы существовать.  Войска необходимо было заставить драться насмерть, чтобы остановить врага перед этой чертой буквально любой ценой. 28 июля 1942 года Главнокомандующий издает свой знаменитый приказ № 227, более известный как «Приказ: ни шагу назад!» Этот документ был направлен, прежде всего, на создание перелома в моральном настрое солдат. Победить или умереть – вот что нес смысл этого Приказа. Мало кто может отрицать его переломную роль и значение для фронта. Однако, также и не все сейчас могут вспомнить о том, что приказ 227 определял порядок создания так называемых штрафных подразделений Красной Армии, куда направлялись офицеры и солдаты, проявившие в бою трусость и недисциплинированность, для того, чтобы доказать свою верность Родине, искупить совершенные проступки и преступления.

 

Существует много художественных литературных произведений и продуктов кинематографа, которые зачастую искажают исторические факты и несут недостоверную информацию о событиях, связанных со штрафниками. Сегодня мы попробуем разобраться и опровергнуть некоторые мифы об этих подразделениях и проходивших в них службу людях.

 

Факт первый: Мало кто осведомлен об этом, но первые штрафные подразделения были созданы и задействованы для ведения боевых действий немцами.  Ещё в 1936 году в Германской армии были созданы специальные дисциплинарные части — так называемые «Особые подразделения» (Sonderabteilungen), куда направлялись солдаты, ранее отбывшие уголовное наказание, или те, кто по различным причинам был неспособен проходить военную службу в регулярных частях. 

 

В 1940 году после начала Второй Мировой войны, командование Вермахта принимает решение о создании таких подразделений в составе воюющих частей, появляются так называемые «полевые особые подразделения». Аналогичные части были созданы на флоте и в авиации. А уже в декабре 1940 года образуются так называемые «500-ые батальоны» — или «исправительные части – 500» (Bewaerungstruppe-500), номера этих структурных подразделений начинались с «5». 500-ые активно применялись Вермахтом на Восточном фронте и за время Великой Отечественной через них прошли более 80 тысяч немецких солдат и офицеров.

 

Кроме того, осенью 1942 года немцами были созданы специальные штрафные подразделения для политически неблагонадежных солдат – «900-ые батальоны». Эти подразделения применялись для выполнения тяжелых и грязных работ в тылу: ремонты дорог и мостов, восстановление инфраструктуры на оккупированных территориях, разминирования местности и т.п. За годы войны службу в них прошло порядка 30 тыс. человек.

 

Кроме того, немцы создавали полевые штрафные роты непосредственно в зоне боевых действий (Feidstrafgefangenabteilungen). Эти подразделения также комплектовались военнослужащими, совершившими различного рода правонарушения.

 

Штрафные подразделения типа 500-ых батальонов, «полевых особых подразделений» и «Feidstrafgefangenabteilungen» Вермахт использовал, как и наше командование, на наиболее острых участках фронта – говоря простым военным языком «затыкал дыры».

 

Факт второй: Глядя на современные фильмы о «штрафниках» создается впечатление о многочисленности таких подразделений, благодаря которым мы, якобы и победили в той войне. Однако, на самом деле это не совсем так. Дело в том, что Приказом 227 предписывалось буквально следующее: «сформировать в пределах фронта от одного до трёх (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек)» и «сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой)». При этом, в штрафные батальоны направлялись провинившиеся командиры среднего и старшего звена, а также политработники. Соответственно, штрафные роты комплектовались рядовыми и младшими командирами (сержантско-старшинским составом). В соответствии с архивными данными Министерства обороны России, за три военных года существования штрафных подразделений в нашей Армии, их ряды прошло 427 910 человек. Для сравнения – в рядах регулярной РККА за всю войну проходило службу 32 млн. Ежегодная численность Армии и Флота в период войны составляла от 6 до 7 млн. человек. Таким образом, процентное соотношение «штрафников» в рядах Армии составляло ничтожно малое число: от 2,7% в 1943 году, до 1,3% — в 1945. Однако, вклад в Победу, военнослужащих, по разным причинам проходивших там службу был велик, ведь исчислялся он, прежде всего потерями, которые на разных этапах войны составляли не менее половины личного состава штрафных подразделений.

 

Факт третий: Опять же, благодаря современному кинематографу, у молодого поколения сложился стереотипный образ командира штрафного подразделения – сурового офицера, несправедливо закинутого судьбой на эту должность и вынужденного самостоятельно назначать на офицерские посты наиболее благонадежных «штрафников», как правило, из числа бывших политзаключенных, осужденных за либеральные взгляды и несогласных с «линией партии». На самом деле это не имеет ничего общего с правдой. Приказом № 229 Народного комиссариата обороны от 28 сентября 1942 года объявлялось «Положение о штрафных батальонах и штрафных ротах», в соответствии с которым штрафные подразделения делились на постоянный и переменный состав, и на должности командиров назначались кадровые офицеры «из числа волевых, и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников». При этом, для постоянного состава штрафных подразделений устанавливался ряд дополнительных льгот в виде повышенных окладов, льготной выслуги (месяц за шесть) и сокращенных в два раза сроков для получения очередных воинских званий. Кроме того, офицеры штрафных подразделений имели полномочия, соответствующие более высокому рангу в регулярных частях. Так, командир штрафного батальона приравнивался к командиру регулярного мотострелкового полка.

 

К постоянному составу также относились старшины подразделений, санинструкторы и писари. Военнослужащие переменного состава могли быть назначены на должности младших командиров (сержантского состава).

 

Факт четвертый: Широко распространено мнение о том, что военнослужащий штрафного подразделения мог «искупить вину перед Родиной только кровью», то есть, для того, чтобы освободиться от наказания в виде прохождения службы в штрафбате или штрафной роте, нужно было обязательно быть раненым в бою. На самом деле это тоже не совсем так. Да, в соответствии с тем же «Положением о штрафных подразделениях» в случае ранения штрафник подлежал досрочному освобождению и после прохождения лечения направлялся в действующее подразделение Красной Армии. Однако, приговором военного трибунала военнослужащий мог быть приговорен к прохождению службы в штрафниках только на определенный срок – от 1 до 3 месяцев, после чего наказание считалось отбытым, и он возвращался в регулярную часть. Таким образом, наряду с досрочным завершением наказания в штрафном подразделении по ранению, существовала возможность отбыть наказание в соответствии с назначенным приговором сроком и вернуться в свою часть. При этом срок не мог превышать трех месяцев. Кроме того, была предусмотрена возможность досрочного освобождения за мужество и героизм, проявленные в бою. Представление о таком освобождении должен был подать непосредственный командир «штрафника».

 

Еще один важный момент: после приговора, зачитанного перед строем своего подразделения, военнослужащий должен был быть разжалован в рядовые, его награды изымались и передавались в кадровое подразделение. Прекращались выплаты в соответствии с денежным аттестатом, и назначался оклад рядового. Однако, после окончания наказания или его досрочного освобождения от его прохождения, все звания и награды возвращались. Более того, в случае смерти штрафника, семья получала все выплаты по последнему окладу «штрафника» до назначения ему наказания.

 

Факт пятый: В штрафные подразделения не направлялись отъявленные уголовники. Поводом для этого послужило несколько случаев дезертирства, допущенных штрафниками из числа рецидивистов. Вследствие чего одним из приказов Наркомата обороны прямым текстом было запрещено судам и военным трибуналам предоставлять «отсрочку от исполнения уголовного наказания в виде направления в штрафные подразделения» лицам, которые были осуждены или уже отбывали ранее наказание за тяжкие преступления, ворам-рецидивистам, осужденным за разбои и грабежи, насильникам и бандитам, также «контрреволюционерам». При этом, личность каждого «кандидата» в штрафное подразделение из числа ранее осужденных подлежала тщательному рассмотрению, и в случае принятия положительного решения, он направлялся в штрафную часть вместе с копией своего приговора, а срок его пребывания в штрафниках определялся командованием части.

 

Продолжение в следующей части.

 

Глеб Зима специально для Planet Today

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *