#Политика

Как новые технологии перевернут выборы

Как новые технологии перевернут выборы

Результат референдума о членстве Великобритании в ЕС решили 1,3 млн голосов (1,9% избирателей). За Хиллари Клинтон проголосовало даже больше американцев, чем за Трампа, но благодаря правильному распределению этих голосов победу одержали именно республиканцы. Секретом успеха в обоих случаях называют новые технологии: большие данные социальных сетей, их эффективный анализ и микротаргетинг, которые помогли одержать победу. Как новые технологии влияют на выборы, что из современных практик применяется в России, и как они изменят парламентские выборы 2021 года?

Новые возможности социальных сетей

Социальные сети сегодня позволяют узнать о людях гораздо больше любых соцопросов. Открытая информация в анкетах пользователей — это только верхушка айсберга персональных данных, которую аналитики могут получить без каких-либо сложностей, ведь у большинства соцсетей есть API (интерфейс прикладного программирования) — инструмент, позволяющий автоматизировано получать общедоступную информацию о пользователях. Еще больше данных можно получить при помощи приложений, которые добавляют сами пользователя, а также при помощи специальных краулеров (поисковый робот), которые занимаются мониторингом активности в социальных сетях, зачастую эмулируя поведение реальных людей (это запрещено правилами, но все равно применяется в некоторых компаниях).

Сегодня крупные игроки на рынке больших данных собирают информацию о лайках, о ваших друзьях, по фотографиям в точности формируют ваш портрет: хобби, доход, социальный статус. Причем делается это на протяжении нескольких лет, и на каждого пользователя собрался огромный архив. Не так давно ВКонтакте позволил пользователям получить такой архив. Вы можете скачать его, чтобы понять, как много данных о вас есть в сети.

По косвенным признакам можно многое сказать и о политических предпочтениях человека. Именно поэтому в последней кампании Дональда Трампа были задействованы данные пользователей Facebook, которые были собраны без взлома аккаунтов, вполне себе законными методами.

Если раньше анализ данных участников сети давал лишь узкий срез социальной реальности, то сегодня аудитория социальных сетей настолько выросла, что позволяет делать более масштабные выводы о всем обществе.

Аудитория соцсетей РФ
Infogram

Анализ постов и лайков позволяют замерять реакцию пользователей на те или иные события. Причем современные инструменты анализа уже могу выявлять не только тональность (нравится или нет, какую эмоцию вызвало событие), но вычленять из текстов факты. Это дает аналитикам гораздо больше информации.

Анализ сетевых сообществ позволяет выявлять лидеров мнений, с которыми политикам необходимо работать наиболее интенсивно. Причем не всегда эти лидеры бывают абсолютно явными (публичными персонами). Зачастую узловые пользователи не имеют большую популярность.

Микротаргетинг значительно повышает эффективность вашей рекламы. Зачем закупать дорогую телевизионную рекламу, которую посмотрят все (не только ваша целевая аудитория), если можно адресно работать только с теми гражданами, на кого вы можете повлиять.

Социальные сети являются большим источником компромата. Неаккуратные лайки, поставленные несколько лет назад или слишком примитивно созданный фейковый аккаунт, под которым чаще всего сидит ваш политический оппонент, могут стать причиной для скандала. Благо примеры есть даже в нашей политической практике.

Это лишь наиболее важные вещи, которые теперь могут делать современные технологи, используя большие данные социальных сетей. В мировой и российской практике часть этого инструментария уже задействована.

Зарубежный опыт использования данных соцсетей

Пожалуй, наиболее известным случаем применения данных соцсетей в политтехнологической сфере является история кампании Дональда Трампа, в которой британская организация Cambridge Analytica собрала и проанализировала данные около 50 млн пользователей социальной сети Facebook.

Инцидент даже спровоцировал разбирательства в США. Администрация крупнейшей в мире социальной сети затем пересмотрела правила работы с персональными данными своих пользователей и значительно ужесточила политику безопасности.

Невозможно сказать, какой именно вклад в победу Трампа внесли специалисты Cambridge Analytica, однако то, как точно были распределены усилия по отдельным штатам, заставляет согласиться с тем, что анализ больших данных повлиял на дизайн всей кампании действующего президента США.

Пример же Трампа вдохновил и другие политические силы обращаться к большим данным. По информации журналиста издания La Stampa Фабио Мартини, одна из политических партий Италии собиралась обратиться за консультацией к вышеупомянутой Cambridge Analytica.

Однако Трампа однозначно нельзя назвать первопроходцем. Большие данные социальных сетей активно использовались еще во время переизбрания Барака Обамы. Но тогда эффект был менее заметным.

Кампания же 2016 года продемонстрировала не только то, как могут использоваться большие данные в электоральных процессах, но и то, как современные технологии могут влиять на выборы.

Другие значимые технологии

Большие данные — не единственная технология, которая позволяет влиять на выборы. В 2016 году практически также громко гремели так называемые «фабрики троллей», которые, по версии американских демократов, оказали значимое воздействие на итоговый результат.

Воздействие на мнение

Формирующие опросы — вчерашний день. Формирующие посты и комментарии «живых людей» — будущее. Недавние эксперименты наглядно показывают, как распространяются социальные нормы, и насколько люди подвержены влиянию группы.

Если создать достаточно убедительную группу, которая будет транслировать нужные смыслы, то с большой долей вероятности они повлияют и на потенциальных избирателей.

Метаданные

Данные соцсетей — общедоступная информация, но деперсонифицированные метаданные крупных корпораций, например, сотовых операторов, хоть и довольно дорого стоят, могут принести не меньше пользы.

Правительство Москвы закупает данные о перемещении пользователей, чтобы эффективнее выстраивать транспортную сеть. Эти же данные могут быть задействованы политическими акторами, чтобы повысить эффективность своей наружной рекламы или агитационных кубов.

Кибератаки

Президентские выборы 2016 года в США продемонстрировали, что помимо белых и серых информационных технологий акторы используют откровенно преступные методы борьбы. Кибератаки и взломы ресурсов оппонентов применялись не только в США, но и на последних президентских выборах во Франции. К таким же нечестным методам ведения борьбы относятся и DDos-атаки на ресурсы оппонентов.

Российские практики

В России современные технологии не так активно применяются в электоральных процессах. О причинах такого положения дел мы подробно говорили в материале об информационных ресурсах политических партий, однако главной из них является низкая политическая конкуренция в стране. Применение современных технологий дает незначительный перевес, который может оказаться критичным, когда кандидаты примерно равны. Именно это было и на выборах президента США, и на референдуме по Brexit.

Результаты последнего ЕДГ говорят о том, что конкуренция на выборы постепенно возвращается. Это значит, что в ближайшее время интерес к новым технологиям со стороны политологов и политтехнологов значительно возрастет. Применение современных инструментов мы сможем наблюдать уже на выборах 2019 года (некоторые из них будут опробованы впервые в России), а в кампании 2021 года новые технологии могут стать ключевым фактором успеха.

Тем не менее в России уже сейчас есть случаи, когда современные технологии оказали влияние на выборы. Например, в 2016 году на праймериз «Единой России» за счет анализа лайков были выявлены любители гей-контента, БДСМ-порно и оппозиционных постов. Делалось это при помощи специальных краулеров, которые мониторят все сомнительные сообщества. Учитывая, что в политику приходит все больше молодых людей с богатой цифровой историей, подобных скандальных историй будет становиться все больше. Тогда некоторым единороссам из-за скандала пришлось сняться с выборов.

Современные алгоритмы распознавания лиц типа FindFace позволяют находить людей не только в соцсетях. Например, после недавней атаки активистов на штаб Навального в Санкт-Петербурге был деанонимизирован Дмитрий Мякшин, который был активным пользователем сомнительных ресурсов.

Интересные технологические решения в кампании 2013 года применял оппозиционер Алексей Навальный. Учитывая техническое образование главы его штаба Леонида Волкова, все проекты оппозиционера отличаются применением it-решений. За счет проведения регулярных хакатонов им удается значительно улучшать свои продукты и создавать новые.

На рынок постепенно приходят технологи, которые хотят внедрять новые технологии. Например, в 2017-2018 годах белорусский политтехнолог Виталий Шкляров, который работал на избирательных кампаниях кандидата в президенты США Берни Сандерса и канцлера Германии Ангелы Меркель, отвечал за онлайн-направление в избирательном штабе Собчак. Правда, штаб Собчак так и не показал какие-то новые и интересные решения, а кампания выделялась только по части работы с контентом на онлайн площадках, но не более того.

В России также есть несколько крупных игроков, которые уже сейчас занимаются аналитикой больших данных, однако практически не заиграны в политической сфере, среди них: Mail.Ru Group, Double Data, Social Data Hub, которая в 2019 году должна открыться под международным брендом TAZEROS Global Systems, Brand Analytics и Медиалогия. Они уже довольно успешно работают в коммерческой сфере, как только поступит заказ от политической сферы, они смогут подключиться и к этим задачам.

Перспективы

Современные власти понимают, какую важную роль сегодня играют информация вообще и персональные данные в частности. Именно поэтому в Европе был принят General Data Protection Regulation (GDPR), в США власти требуют от администрации Facebook ужесточение контроля за данными пользователей, а в России уже который год идет борьба за большие данные, в которой власть пытается продвинуть идею создания глобального оператора данных, который бы и отвечал за их использование.

Информация — это новый стратегический ресурс, который уже активно применяется на выборах в ведущих демократических странах, а в скором времени будет все чаще использоваться в странах с электоральным авторитаризмом или вовсе авторитарных режимах. Недавние политологические исследования показывают, что автократы успешно используют новые технологии в своих целях. И в скором времени технологическая революция произойдет и в российском электоральном процессе.

Михаил Карягин, политолог

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *