#Политика

Светлана Прокопьева — либеральный проповедник смерти и насилия

Светлана Прокопьева — либеральный проповедник смерти и насилия

Осознанно ли, намеренно, действовал тогда Муртазин, а сейчас Прокопьева, да и все их коллеги тоже? Они журналисты или подстрекатели?

Dyu1K2QWsAIgEe8

В 350 тысяч штрафа обошлось средствам массовой информации публичное оправдание терроризма от Светланы Прокопьевой. «Эхо Москвы-Псков», в эфире которого прозвучала авторская программа Прокопьевой, «залетело» на 150 тысяч, а перепечатавшая расшифровку эфира «Псковская лента новостей» — на 200 тысяч.

И вот тут начинается самое интересное! «Эхо Москвы», Лев Шлосберг, ходорковские СМИ, и прочая «вся либеральная рать» бросились на защиту Прокопьевой. Но удивительно не это, а то, что НИКТО из них не сказал прямым текстом, а что именно «такого» сказала Прокопьева, что это самое «такое» ну никак публичным оправданием терроризма быть не может по определению.

Судите сами:

Панегирик Прокопьевой – но ни единой цитаты.

«МБХ-ньюс»: «11 декабря 2018 года управление Роскомнадзора в Псковской области вынесло предупреждения в адрес издания «Псковская лента новостей» и радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» после выпуска «Репрессии для государства». В нем Прокопьева озвучила свою позицию о причинах теракта в Архангельске. Она предположила, что поступок молодого человека мог быть спровоцирован репрессивными действиями политического режима». 

Очень обтекаемо и своими словами. Само «Эхо Москвы» было ещё неконкретным, отметив, однако, что «В тексте, который предъявил в качестве претензии Роскомнадзор, не усматривается пропаганды или оправдания терроризма. Тот факт, что, по мнению журналистки, нет другого способа, не означает, что выбранный способ хорош и нуждается в поддержке и подражании», — сказал юрист». 

Короче: что она на самом деле говорила в прямом эфире, мы сказать стесняемся, но пропаганды терроризма там не было. О как!

А стесняться есть чего! Ох, есть!…

«Многолетнее ограничение политических и гражданских свобод создало в России не просто несвободное, а репрессивное государство. Государство, с которым небезопасно и страшно иметь дело. Каждый представитель этого государства считает своим долгом использовать свою власть против гражданина. Это не только силовики. Органы опеки, судебные приставы, пожарные инспекторы — все будут против вас, если выдастся случай. Признать ошибку, проявить снисхождение, простить — такие опции тут недоступны.

Репрессивное по отношению к собственным гражданам государство теперь встречает ответочку. Юный гражданин, который видел от власти только запреты и наказания, не мог и придумать другого способа коммуникации. Жестокость порождает жестокость. Безжалостное государство произвело на свет гражданина, который сделал смерть своим аргументом.

Надейтесь, что он исключение».

Ссылку не даём, чтобы не нарушать закон. Но оцените, сколько злорадства, сколько ликования: началось, началось, ура, процесс пошёл, погнали наши городских, лавина стронулась с места! Уже одно глумливое слово «ответочка» делает лингвистическую экспертизу практически ненужной. «Ответочка вам от братвы прилетела, мусора позорные!».

Да, такое и впрямь цитировать было бы просто самоубийственно.

Но возникает простой, но в то же время – не для каждого очевидный вопрос: а ОТКУДА юный бомбист узнал, что он живёт в репрессивном государстве? ЧТО сформировало в его голове такую картину мира, в которой был единственный путь протеста – бомба? «Юный гражданин, который видел от власти только запреты и наказания, не мог и придумать другого способа коммуникации» — ой, да не надо врать! Что такого репрессивного мог лично видеть и пережить 17-летний Михаил Жлобицкий, вся мотивация которого была в словах «Так как ФСБ <оборзело>, фабрикует дела и пытает людей, я решился пойти на это»?

То, что так ужаснуло Жлобицкого и толкнуло его на бессмысленную смерть, он прочёл в статьях таких вот «прокопьевых». Которые так искренне, так убедительно писали о том, что куда ни глянь, куда ни кинь взор – нет нигде просвета, везде стена, тупик, и единственный путь – либо террор, либо самоубийство. Или и то, и другое одновременно. Ранимая подростковая психика легко травмировалась этой ложью – и человек погиб. К счастью, никого вдобавок не убив.

Область непосредственного контакта простого человека с доступным ему сегментом реальности очень невелика. Если вы не ищете специально каких-то «свинцовых мерзостей жизни», вероятность, что они сами найдут вас – примерно такая же, как нарваться на драку в собственной квартире. Да, шанс есть, но он ничтожен. А вот если постоянно ходите по тёмным переулкам либеральной прессы, шанс значительно вырастает: там вам эти мерзостей, реальных и фальшивых, насыплют с горочкой и бесплатно. Простой гражданин эту самую ФСБ видит только в кино, Следственный комитет – в новостях, а полицию – в проезжающих мимо машинах. И всерьёз поверить, что все они тебе застят свет, можно только после долгого и упорного промывания мозгов.

Ты и убила этого парня, Светлана Прокопьева! Ты – и такие как ты!

Сознательно или нет – вот в чём вопрос. Тут самое время вспомнить другого известного либерального любителя террористов – Ирека Муртазина, который во время «Норд-Оста» на своём телеканале ГТРК «Татарстан» жёг глаголом, называя террористов – повстанцами, а захват заложников – актом отчаяния. В сентябре 2008 года Муртазин начал распускать слухи, что глава Татарстана Минтимер Шаймиев – умер. Слухи-слухами, а акции «Татнефти» упали на 10 процентов. Болтун трепался, а убытков – миллионы и миллионы.

Так вот – вопрос: осознанно ли, намеренно, действовал тогда Муртазин, а сейчас Прокопьева, да и все их коллеги тоже? Они журналисты или пропагандисты? Давным-давно они превратили репортёрское ремесло в политическую деятельность, а стандарты объективности и беспристрастности променяли на партийную преданность своей клике. Поэтому-то они и используют каждый удобный случай, чтобы мотивировать как можно больше людей на «борьбу с режимом» — пусть даже и насильственную. Ведь они, агитаторы и пособники террористов – не причём: «государство само навлекло на себя репрессии граждан». Ага. Как же.

А люди с промытыми мозгами будут умирать, поверив в эту ложь. Тоталитарная секта российского либерализма пожинает кровавую жатву и воспитывает новых и новых «шахидов».

Григорий Игнатов

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

1 комментарий

  1. Уже одно глумливое слово «ответочка» делает лингвистическую экспертизу практически ненужной. «Ответочка вам от братвы прилетела, мусора позорные!» (c)
    Заметьте что про братву и мусоров додумал уже этот доморощенный лингвист Гриша Игнатов. Вот так и строятся все эти дела про мыслепреступления берутся отдельные слова, фразы, а потом такие иксперды додумывают остальное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *