#Спорт

«Натерпелись мы тогда. Ошибок было море». 18 лет связке Аршавин — Кержаков

Сегодня годовщина первого матча, когда Андрей Аршавин и Александр Кержаков впервые сыграли вместе за «Зенит». Рассказываем о том, как это было.

Источник: Спорт-Экспресс

Андрей Аршавин
Дата рождения: 29 мая 1981
В основе «Зенита»: 2001 — 2008, 2012, 2013 — 2015
Матчи: 376
Голы: 80.

Александр Кержаков
Дата рождения: 27 ноября 1982
В основе «Зенита»: 2001 — 2006, 2010 — 2017
Матчи: 386
Голы: 162.

Третья попытка Морозова

Трижды Юрий Морозов брался за сине-бело-голубых. Первый заход привел к дебютным ленинградским медалям в истории союзных чемпионатов (бронзе-1980). Второй — к вылету во вторую лигу СССР (правда, через полтора месяца после заключительного тура, в декабре 1991-го, Союз распался — и зенитовцы начали новый сезон в высшей лиге России). Наконец, третий, весной 2000-го — к финалу Кубка Интертото, увы, проигранному «Сельте» Валерия Карпина и Александра Мостового (3:4 по сумме двух встреч), и появлению двух главных футболистов «Зенита» в XXI веке (а немного позже — и бронзе чемпионата-2001).

Конфликты с Аршавиным

Андрей Аршавин оказался в «Зените» незадолго до этой третьей попытки. Выпускник «Смены», к 19 годам он дорос до основы: его игра убедила Морозова доверить полузащитнику место в составе, но вот высказывания молодого футболиста не раз приводили к конфликтам между ними. Однажды Морозов выгнал его с клубной базы прямо перед тренировкой, и последний месяц перед завершением чемпионата России-2000 игрок занимался с дублем.

«Врезался в память такой момент. «Зенит» проводил заключительный матч на «Петровском», а я в это время шел с мамой по своим делам мимо ревевшего, как всегда, стадиона и думал: «Странно, почему я здесь, а не там?», — вспоминал потом Аршавин.

Казаченок и Кержаков

Первый зимний сбор в новом 2001 году должен был пройти в турецком Белеке. За месяц до этого, в декабре, к Юрию Морозову обратился его старый знакомый, Владимир Казаченок — экс-нападающий и лучший игрок «Зенита» образца того бронзового сезона-1980. Он привел на просмотр 17-летнего форварда из Кингисеппа, который учился в зенитовской школе, а выстрелил в «Светогорце». Через 10 лет Казаченок в разговоре с «СЭ» рассказывал:

— Нельзя сказать, что Кержаков сразу приглянулся Морозову. Но Саша уже тогда обладал твердым характером, настойчивостью в достижении цели, а главное, имел редкую способность к обучению: футбольную науку впитывал, как губка.

Первый матч, первый гол

Вскоре после приезда в Турцию начались контрольные игры. Во второй из них — против кишиневского «Зимбру» (1:1), 15 января 2001-го, — свой дебютный матч за «Зенит» провел Кержаков. А еще через несколько дней, 19 января, во встрече против раменского «Сатурна» (5:2) на поле впервые оказалась их связка с Аршавиным.

Вместе тогда они провели чуть больше 20 минут — Кержаков вышел в старте, но через час уступил место в атаке Александру Петухову, Аршавин на 32-й минуте заменил получившего повреждение Игоря Худогова. Незадолго до его выхода 18-летний Кержаков забил первый гол в зенитовской футболке, пробив в касание после передачи Андрея Кобелева и сделав счет 3:1 в пользу своей команды.

«Я сразу понял — у Кержакова дар Божий»

Несколько участников той игры рассказали «СЭ» о первых впечатлениях от действий молодых футболистов.

— На сборах было достаточно сложное упражнение, которое нам предложил Морозов, — вспоминал бывший полузащитник «Зенита» Алексей Игонин. — Сильный прострел с фланга, который нужно было замкнуть ударом в ворота в одно касание. Вариантов исполнить много, ты в процессе думаешь, как поставить ногу, ближней или дальней ногой пробить, в какой угол направить мяч и так далее. Я вообще впервые с ним столкнулся: учился и пытался повторить то, что Морозов от нас требовал.

А Кержаков, казалось, не думал вовсе — просто делал, как ему представлялось правильно, бежал, бил и попадал. У него все так легко и органично получалось, что я сразу понял — у человека есть дар Божий, и теперь самое главное, чтобы он был готов психологически. То, что из него может получиться большой игрок, было видно сразу. Это бросалось в глаза.

Аршавин очень хорошо работал с мячом — и любил это делать. Раньше было много требований, связанных с игрой в одно касание, с тем, чтобы быстрее освободиться от мяча. На заре становления «Зенита» вообще практиковались сильные выносы вперед на быстрого нападающего — тренеры просили: «Просто выбейте мяч за спины защитникам, вот и вся комбинация».

А у Аршавина была совершенно другая мысль в игре — и часто она не совпадала с мыслью главного: для Морозова были важны скорость и дисциплина при выполнении тех задач, которые он на игрока возлагал. Они часто спорили, и было удивительно, что молодой игрок без веса в команде, который тренеру должен в рот смотреть, отстаивает тот футбол, который любит.

Он часто получал от Морозова — и довольно серьезно. По-моему, это был его дебютный матч, мы должны были удерживать результат, и Аршавин начал обыгрывать на своей половине поля, но неудачно. После игры на него огромное количество критики вылилось, и от футболистов, и от тренера, а он взял и подвел все к тому, что все равно будет играть так, как считает нужным.

«Мы, конечно, натерпелись тогда — ошибок у них было море»

Экс-защитник петербуржцев Александр Спивак отметил роль главного тренера и то, как тяжело входили в состав будущие звезды:

— Все стало возможным только благодаря доверию Морозова, — сказал Спивак. — Матчей 5−7 подряд он их ставил, из раза в раз, хотя мы, конечно, натерпелись тогда. Но в будущем это все оправдалось.

— Почему натерпелись?

— Ошибок было море. Сами понимаете, когда приходят люди, не игравшие в высшей лиге, естественно, никакого опыта нет. И благодаря Юрию Андреевичу, благодаря Кобелеву и тому костяку, который был, они и заиграли.

— Старшие игроки высказывали им что-то?

— Абсолютно нет. Мы все понимали, и Морозов с нами об этом говорил.

Главный мяч в карьере

В следующий раз одновременно на поле они оказались через месяц после «Сатурна», когда в середине февраля на втором, испанском, сборе «Зенит» победил вторую команду «Барселоны» (2:1). А уже полгода спустя «Петровский» наблюдал знаменитую «гусеницу» — Кержаков забил свой первый официальный гол за сине-бело-голубых в ворота «Спартака» (2:1) и исполнил причудливый танец вместе с Аршавиным. Трогательнее самого празднования было только послематчевое интервью форварда-героя:

— Александр, прокомментируйте гол.

— Я не помню! Я помню, был отскок, и я по инерции шел на угол вратарской, и увидел мяч, и забил!

Через много лет Кержаков назвал тот мяч главным в своей карьере. И добавил: «Празднование мы отрабатывали с Аршавиным в день игры после разминки. Был хороший солнечный день, летний, с утра появилось настроение что-то придумать».

Придумав, они так и продолжили изобретать, всякий раз что-то новое. Вместе — с того самого январского вечера в Белеке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *