Политика

На чей «зуб» будет действительно опробована Белоруссия

На чей «зуб» будет действительно опробована Белоруссия

Это уже даже не смешно. Если ранее диаметрально противоположные оценки состояния белорусско-российских отношений Александр Лукашенко выносил с определенным временным разносом, то теперь это делается едва ли не в один день, а то и в ходе одного выступления.

За примерами далеко ходить не надо. 10 января, проводя совещание о социально-экономическом развитии страны в 2019 г. и подходах к дальнейшему развитию интеграционных направлений, глава РБ заявил, что все проблемы в отношениях между его страной и Россией решены в более или менее приемлемом варианте. Остались «небольшие вопросы» вроде условий поставок белорусской сельскохозяйственной и пищевой продукции на рынки Российской Федерации, но они «не носят критического характера».

Но буквально несколькими абзацами ниже в контексте разногласий относительно налогового маневра А. Лукашенко нарисовал для Москвы перспективу «потери единственного союзника на западном направлении» в лице РБ, «если изберет руководство России такой путь движения», то есть если не согласится компенсировать выпадающие доходы Белоруссии на её же условиях.

Так решены проблемы в отношениях между РБ и РФ или все же не решены? Или возможная перспектива разрыва союзнических отношений наших стран, на которую прямо намекает лидер Белоруссии, является, по его мнению, тем самым «небольшим вопросом, не носящим критического характера»?

При этом – обратим особое внимание – ответственность за возможную потерю союзника Лукашенко возлагает на Москву, прогнозируя её трудности «на западном направлении». Очень похоже на шантаж. Тем более что не далее как 30 декабря, поздравляя российского коллегу с Новым годом и Рождеством, А. Лукашенко отметил, что «союз двух народов состоялся». Так состоялся или на грани распада? Какому утверждению главы РБ прикажете верить?

В союзнических отношениях участвуют как минимум две стороны, и если первый для второго перестает быть союзником, то таковым перестает быть и второй для первого – это же элементарно. В этой связи возникает еще один вопрос: а самой Белоруссии уже не нужны союзники, если её саму перспектива разрыва с Москвой не пугает? Или «последний диктатор Европы», как иронично, с подачи западных политиков и СМИ называет себя сам Александр Григорьевич, надеется, что возможный разрыв с Москвой откроет ему объятия в других мировых столицах хоть на западном, хоть на восточном направлениях?

Обращает на себя внимание, что глава Белоруссии пытается выдать за общую для двух стран повестку те проблемы, которые беспокоят, пожалуй, только его одного. Процитируем со ссылкой на его официальный сайт еще один фрагмент выступления А. Лукашенко: «Слишком много сегодня (я анализирую ситуацию в нашем обществе, да и у россиян) идет разговоров об объединении двух государств… Я называю эти вопросы очень глупыми, притянутыми за уши для обсуждения в нашем обществе». И далее: «Мы с Президентом России однозначно определили, что сегодня в повестке дня такого вопроса нет – об объединении», «поэтому надо успокоиться и прекратить эти разговоры, что кто-то кого-то наклонил или наклоняет. Здесь никто никого не наклонит». 

Но ведь даже на сам термин «наклонить» в контексте российско-белорусских отношений А. Лукашенко может брать патент. Кого же он призывает «успокоиться», неужто самого себя?

В любом случае, в российском обществе таких разговоров явно никто не ведет, а СМИ вспоминают об этом сюжете только тогда, когда комментируют очередное запальчивое выступление А. Лукашенко. Ведь это именно он сам инициирует названную тему. С новой силой это было сделано 14 декабря прошлого года, когда на встрече с представителями российских СМИ в их уши назойливо вдувалась мысль о неких планах России по «инкорпорации» Белоруссии в свой состав. Глава РБ, горячо заверяя, что «за нефть» не продаст свою страну, что «шантажировать нас, пытаться наклонить, стать коленом на грудь – бесполезно», даже не попытался объяснить, а зачем, собственно, России присоединять к себе Белоруссию? В чем состоит, так сказать, империалистический расчет Москвы?

Как правило, сообщая о тех или иных результатах своих визитов в Москву, Александр Лукашенко нередко ссылается на Владимира Путина. Вот и в этот раз на совещании со своим ближайшим окружением 10 января он не раз прибегал к такому приему: «Мы с Президентом России однозначно определили, что сегодня в повестке дня такого вопроса нет – об объединении», «Россия отказалась в свое время идти этим путем (создания полноценного Союзного государства. – Ред.). Я это напомнил Президенту России, он сказал: «Да, так и было»» и т.д. Обращает на себя внимание, что российский президент на такого рода посылы белорусского коллеги не откликается. Так что поди проверь, было так, как описывает белорусский лидер, или не было. Тем более что попытки ответственных должностных лиц России внести ясность в его те или иные заявления, уточнить их, глава Белоруссии просто не замечает.

Так, наличие в Кремле каких бы то ни было планов «поглотить» западную соседку 29 декабря опроверг пресс-секретарь главы Российского государства Дмитрий Песков.

На новую, прозвучавшую из Минска недвусмысленную угрозу, что если Москва не выплатит Минску компенсации потерь в связи с налоговым маневром в нефтяной сфере, то это может привести к утрате Россией «единственного союзника на западном направлении», 11 января ответила официальный представитель МИД России Мария Захарова. Она, выражая официальный курс Российского государства и отвечая на вопрос журналистов о последних высказываниях белорусского лидера, отметила: «Белоруссия – наш надежный союзник, партнер. Курс на расширение стратегического взаимодействия с Минском не подлежит сомнению». При этом она напомнила, что этот курс закреплен в Концепции внешней политики России. Но, повторимся, в Минске этого стараются не замечать.

Нередко высказывается предположение, что инвективы А. Лукашенко в адрес Москвы ориентированы на внутреннюю аудиторию с целью показать, что он – стойкий и едва ли не единственный гарант белорусского суверенитета. Отчасти с этим можно согласиться, особенно если обратить внимание на то, что публичные выступления главы Белоруссии в Москве и Минске отличаются по своему тону кардинально.

И все-таки Лукашенко явно рассчитывает не только на внутреннюю, но и на внешнюю аудиторию. Шаги к наведению мостов с западными странами, предпринятые в последние годы, по мнению ряда экспертов, могут иметь цель и «понравиться» Западу, и одновременно выторговать определенные преференции у Москвы. Так, не далее как 10 января министр иностранных дел РБ Владимир Макей уведомил помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсса Митчелла о том, что белорусские власти сняли ограничение на число американских дипломатов, которые могут работать в стране. Такая линия на фоне хорошо известного состояния российско-американских отношений многое говорит о стране, считающей себя союзной России.

А то, что А. Лукашенко в очередной раз проигнорировал опровержения Москвы относительно планов поглощения, он подтвердил своими словами, прозвучавшими из его уст 11 января на президентском приеме на старый Новый год: «…смею точно сказать, что для нашей страны, для нашего народа не только 2019, но и 2020 год будет непростым. Это не простые годы, потому что, скажу откровенно, в эти два года нас будут очень сильно «пробовать на зуб», на предмет того, достойны ли мы, если конкретизировать, той независимости, о которой мы всегда и везде говорим».

История, случившаяся с Виктором Януковичем, показывает, что не только Украину, но и Белоруссию будут брать «на зуб» совсем не из Москвы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *