Армия

США пытались «запереть» Каспийскую флотилию в Астрахани

США пытались «запереть» Каспийскую флотилию в Астрахани

Как теперь выясняется, США и «несколько других стран» десятилетиями пытались влиять на переговоры о статусе Каспийского моря. Об этом рассказал посол по особым поручениям МИД РФ Игорь Братчиков. «Попытки повлиять на переговоры со стороны внерегиональных игроков были на протяжении всех 20 лет переговоров, вплоть до последнего момента», — заявил он.

В частности, речь шла даже о размещении военных сил Соединенных Штатов на Каспии. Кроме того обсуждалась идея разделения акватории Каспия на сектора, что «заперло» бы российский флот в его секторе.

По словам Братчикова, Россия с самого начала возражала против этого, предлагая, поделив дно, оставить воду в общем пользовании сторон. «На определенном этапе переговоров мы пошли навстречу партнерам и согласились с тем, чтобы у всех стран вдоль побережья появилась зона под национальным суверенитетом шириной 15 миль и примыкающая к ней рыболовная зона, за пределами которой находится общее водное пространство — с равными для всех прикаспийских стран правами на судоходство и иные виды морской деятельности», — отметил он.

«Что касается развития военных флотилий на Каспийском море, то интересы всех стран, включая Россию, в одинаковой степени соблюдены. Обращу ваше внимание на то, что конвенцию следует „читать в пакете“ с соглашением о предотвращении инцидентов на Каспийском море, разработанным, кстати, по инициативе президента РФ Владимира Путина и подписанным также на саммите в Актау. Оба документа гарантируют свободу развития военно-морских флотов, плавания и действий военных кораблей за пределами территориальных вод прибрежных стран. Устанавливаются правила безопасного поведения кораблей в прибрежной зоне и в районах интенсивной хозяйственной деятельности. При этом стороны договорились продолжать диалог по совершенствованию мер доверия в военно-морской сфере на Каспии. Так что поводов для того, чтобы, как вы выразились, Каспийская флотилия оказалась „запертой“, я не вижу», — подчеркнул дипломат.

— США традиционно рассматривали Каспийское море, прежде всего, как геополитический актив, — напоминает профессор НИУ ВШЭ, политолог Дмитрий Евстафьев. — Конечно, американские или аффилированные с США компании работают на Каспии. Но все же главными соображениями для США всегда оставались военно-стратегические. Даже экономические активы, которые американцами созданы в регионе, имеют главной целью не столько извлечение прибыли (хотя она и важна), сколько выстраивание связей с местными элитами, через которые можно было бы управлять регионом. Это хорошо видно на примере Казахстана.

Главное для США — иметь инфраструктуру влияния в регионе. И не допустить возникновения на Каспии и вокруг него системы регионального политического взаимодействия, в которой у России был бы сильный голос, а у США — слабый.

К тому же любое серьезное, стратегическое соглашение по Каспию ставило крест на политике изоляции и Ирана и навязывания Тегерану американских условий.

«СП»: — Что для американцев изменила недавно подписанная конвенция по Каспию?

— Тут же начали прорисовываться худшие сценарии для США. В Вашингтоне явно не ожидали дипломатических прорывов в этом отношении. И считали, что конфликтность во взаимодействии прикаспийских стран будет сохраняться долгие годы. Через этот механизм можно было бы поддерживать антироссийские настроения в приграничных с нами странах. А главное — обеспечивать политическое и военное присутствие Соединенных Штатов в регионе. Хотя бы — символическое.

Поэтому активные действия США, направленные на срыв ратификации конвенции, оказались вполне предсказуемыми. Вопросов было всего два. Первый: кого США выберут в качестве «слабого звена» и на кого станут оказывать наибольшее давление? Ответ очевиден — Казахстан, в политической элите которого, во многом связанной с американцами, происходят весьма сложные процессы.

Второй вопрос: что США могут предложить прикаспийским странам за отказ от системы регионального политического и экономического взаимодействия, которая обещает превратить Каспий в глобально значимую экономическую систему? Тут ответ несколько сложнее и неопределеннее.

— Каспий — одновременно и зона нефтегазодобычи, и потенциальный транспортный коридор для поставки центральноазиатских углеводородов в Европу, — отмечает политолог, заместитель директора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров. — Помимо сугубо экономических интересов Каспий важен с точки зрения международной безопасности. Выход к этому морю Ирана экстраполирует ту угрозу, которая нависает над этой страной со стороны США, на весь регион. Неопределенность правового статуса Каспия мешала как реализации международных экономических проектов, так и не позволяла в полной мере обеспечивать безопасность.

«СП»: — Почему о попытках вмешательства внешних игроков заявляют сейчас? Попытки переиграть ситуацию, оказывается, предпринимались в течение 20 лет, но только теперь мы о них узнаем.

— Сейчас, когда уже никто не может помешать заключению договоренностей, пришло время рассказать, в каких условиях они готовились. Это нормальная дипломатическая практика.

«СП»: — Кто еще, кроме США, участвовал в этой политической игре? Говорят про несколько других далеких от Каспийского моря стран. О ком речь?

— Каспий интересует и Евросоюз. В основном — как регион для транзита центральноазиатского газа. Все эти годы Запад пытался разными способами подкупить будущих участников соглашения по Каспию. Азербайджану, Казахстану, Туркменистану делались всяческие предложения, которые часто противоречили интересам России. Но «каспийская пятерка» в итоге выбрала дружеские отношения между собой. И теперь, после ратификации Конвенции, перспективы строительства Транскаспийского трубопровода из Туркменистана Евросоюзу придется обсуждать со всеми прикаспийскими государствами.

«СП»: — Насколько принятая Конвенция может теперь не удовлетворять западные страны? Каковы будут их действия?

— Попытки внести политический разлад в «каспийскую пятерку» продолжатся. Ставка, в частности, будет делаться на неспособность исполнения сторонами своих обязательств. С этой целью США продолжат «раскачивать» ситуацию в Иране. Будут втягивать Азербайджан в натовские проекты, обещая Баку поддержку альянса в решении «карабахской» проблемы.

Евросоюз со своей стороны продолжит сотрудничество с Казахстаном, предлагая Астане инвестиции в обмен на отказ от обязательств по Каспию. Похожие проекты будут реализовываться и в отношении Туркменистана. С одной стороны, Ашхабад будут покупать, а с другой — угрожать провокациями на границе с Афганистаном.

— МИД России рассказал о попытках давления на страны Каспия именно потому, что конвенция подписана, и можно подводить какие-то исторические итоги, — также уверен политолог, руководитель экспертной группы «Крымский проект» Игорь Рябов. — Ранее об этом не говорилось, так как могло повлиять на ход подготовки соглашения. Это было бы некой формой давления.

«СП»: — Какое дело до Каспия «некаспийским» государствам?

— Каспий не только богат природными ресурсами и собственными запасами нефти и газа. Через регион пролегают маршруты проектов поставки нефти и газа из Средней Азии в Европу. К тому же, согласно подписанной конвенции, страны Каспия сами обеспечивают свою безопасность, не допуская в это замкнутое море чужие флоты.

Однако риск появления здесь других внешних игроков сохраняется — в случае дестабилизации режима в любой из прикаспийских стран. От Ирана до Казахстана. Но конвенция все же сдерживает эти риски.

«СП»: — В чем именно заключается интерес США? Как они могли пытаться повлиять?

— США давно участвуют в энергетических проектах в Казахстане. Пытаются «зайти» в Азербайджан, вытеснить Россию из региона как стратегического союзника каспийских государств. Но противодействие этим попытки сильное. В том числе и потому, что Китай заинтересован в развитии проекта нового «Шелкового пути». Против такого альянса американцам сейчас бороться трудно.

«СП»: — О каких других странах может идти речь?

— Традиционно интересуется каспийским регионом Великобритания. Есть данные об активности здесь и германской разведки.

«СП»: — В частности, сказано о попытках раздела акватории таким образом, чтобы «запереть» российскую Каспийскую флотилию в ее секторе. Кому и что бы это дало?

— Это образец старого мышления. «Запереть» можно флот прошлого. Нынешние технологии позволяют российскому флоту на Каспии контролировать и Чёрное море, и цели на Ближнем Востоке, что было продемонстрировано при нанесении ударов по позициям боевиков в Сирии. «Калибры» были выпущены именно Каспийской флотилией ВМФ России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *