Политика

ЧП на борту: Как остановить «гламурное быдло»?

ЧП на борту: Как остановить

Даже принятый недавно закон, который позволяет авиакомпаниям составлять черные списки пассажиров-дебоширов и не пускать их на борт, не останавливает представительниц определенной категории. По словам телеведущего Александра Невзорова, стюардессы «Аэрофлота» придумали для таких «дур с надувными губами» аббревиатуру — ГБ, или гламурное быдло.

«Бортпроводницы боятся этих расфуфыренных девок, как правило, чьих-нибудь жен, потому что, когда они такую видят, они понимают, что сейчас в любом случае будут проблемы, потому что ведут себя эти девки, как правило, чудовищно», — так Невзоров прокомментировал скандальную историю с женой знаменитого российского футболиста Андрея Аршавина, которую высадили из самолета за отказ соблюдать правила безопасности и следовать указаниям экипажа.

Сама Алиса утверждает, что ее изгнали из бизнес-класса за неприятный запах, исходивший из памперса ребенка (а поменять подгузник не позволили). В правилах перевозки действительно есть пункт о «доставлении неудобства другим пассажирам», который может стать причиной отказа в перевозке. Но в данном случае все было иначе.

Пикантность истории даже не в том, что Аршавина сначала купила няне своих детей билет в эконом-класс, а потом возмущалась отказом пересадить ее в бизнес. И даже не в том, что гламурная «яжемать» игнорировала требования экипажа застегнуть ремень безопасности своему ребенку, а потом расстегнула и собственный, да еще ходила по салону при движении самолета. Но эта женщина, угрожая возмездием «жестоким» стюардессам, представлялась майором ФСБ (как потом выяснилось, она не впервые так поступает, когда пытается давить на неугодных ей людей).

Если бы не эта деталь, скандал с мадам Аршавиной встал бы в череду довольно однообразных историй, которые регулярно затевают наши так называемые звезды, стоит им оказаться на борту и понять, что экипаж не собирается делать для них исключений из правил безопасности.

Светскую львицу Викторию Лопыреву высадили в екатеринбургском аэропорту «Кольцово» за препирательства с бортпроводницей, в которых гламурная блондинка, по слухам, лихо использовала нецензурную лексику. Ее обвинили в том, что во время подготовки к взлету она, закинув ноги в ботинках на стенку, разговаривала по мобильному телефону. Сама фотомодель потом все отрицала и написала в соцсетях проникновенный пост о том, как страдающая ПМС стюардесса сама к ней привязалась и начисто испортила настроение. Кстати, Виктория тогда, как и Алиса Аршавина, была женой футболиста — игрока «Урала» Федора Смолова.

Ксения Собчак, которая собирается претендовать на пост президента РФ, в 2006 году отказалась выключить DVD-плеер при взлете и вынудила экипаж вызвать полицию, а годом спустя устроила скандал еще до посадки на борт — не хотела проходить паспортный контроль наравне с простыми смертными. Летом 2016 года, будучи беременной, телеведущая поскандалила из-за того, что рейс задержали на 40 минут по вине потерявшего посадочный талон пассажира, и даже пыталась прорваться в кабину пилотов, барабаня по двери.

У историй с летающими представительницами категории ГБ есть общая черта — эти пассажирки искренне верят в собственную исключительность и ждут такой же веры от окружающих, включая экипаж, поэтому так же искренне разъяряются при отказе сделать им исключение из правил безопасности и поведения на борту. Тот факт, что своим поведением они представляют угрозу — в том числе и собственным детям, если те летят вместе с ними, этим дамам даже в голову не приходит.

Они «ведут себя достаточно неадекватно именно по причине некого своего ощущения своего особенного статуса — более высокого, нежели обычный рядовой гражданин, ощущения своей неподсудности», говорит главред портала «AVIA.RU Network» Роман Гусаров. По его словам, такая «традиция» в России уходит своими корнями в «печальные девяностые», когда «люди привилегированного класса чувствовали свою безнаказанность, и авиакомпании не могли ничего с ними поделать». К тому же звезды в последнее время отлично усвоили высокую монетизируемость эпатажа и, привыкая устраивать скандалы, теряют чувство меры.

Но в случае с Алисой Аршавиной, по мнению Гусарова, имела место не тяга к эпатажу, а неадекватность. И ее, судя по имеющейся информации, можно привлечь не только к административной, но и к уголовной ответственности — если угрозы, которые она озвучила, представляясь майором ФСБ, задокументированы и подтверждены показаниями свидетелей. Дама, скорее всего, рассчитывала, что ее поведение не станет достоянием общественности, а экипаж пойдет ей навстречу. Впрочем, констатирует наш собеседник, «наша судебная система невероятно либеральна, и зачастую дебоширы, которые угрожают, ломятся в кабину пилотов, творят черт знает что, наносят увечья, отделываются небольшими суммами или небольшими сроками — и то потом быстро уходят по амнистии или за хорошее поведение».

На Западе, например, достаточно произнести слово «бомба» на борту воздушного судна, чтобы получить обвинение в терроризме — и отсутствие взрывного устройства не является смягчающим обстоятельством, здесь принципиальны требования безопасности и их неукоснительное соблюдение. «Там и закон суров, и правоприменение очень жесткое», — говорит Гусаров, сравнивая ситуацию с российской, в которой реальные меры воздействия на авиадебоширов фактически отсутствуют.

«Люди, которые летают бизнес-классом и чувствуют себя над законом, — их можно напугать только неотвратимостью и суровостью наказания. На копеечные штрафы они хотели плевать, заплатят и дальше полетят, а здесь нужны черные списки, чтобы они вообще лишались возможности пользоваться воздушным транспортом. Для этого класса это более суровое наказание — потерять возможность путешествовать», — считает эксперт.

Он высказал подозрение, что российские депутаты не хотят принимать радикальные меры в отношении авиадебоширов, так как сами боятся оказаться на их месте — «они как раз из этого класса», а «пчелам против меда тяжело бороться».

Но, уверен главред «AVIA.RU Network», со временем ситуация все равно придет к своему логическому итогу — «законодательство будет ужесточаться, а правоприменение будет становиться более реальным, и законности появится несколько больше, чем в девяностые, и сдерживающим фактором для таких людей станет то, что они будут наказаны». Возможно, считает эксперт, «нужны публичные, показательные порки».

История Алисы Аршавиной, как отметил Гусаров, говорит и о том, как в нашей стране воспринимаются силовики, ведь не зря дама представлялась майором ФСБ. «Некоторые люди считают, что работники спецслужб неподсудны, что они могут ездить на геленвагенах, закрывать путь, и это все тоже публично мы наблюдаем и понимаем, что никто серьезные наказания никогда не несет, и люди считают, что лучше с ними не связываться», — констатировал наш собеседник.

Все действия супруги футболиста, по его мнению, свидетельствуют о непонимании ею специфики авиаперелетов: хождение по салону при движении самолета «могло быть чревато тяжелыми последствиями, и для нее, и для ребенка, и для окружающих пассажиров, потому что скорость даже на разбеге 150-200 км/час, и представьте, что будет с ней при экстренном торможении, — она вместе с ребенком полетит на этой скорости через весь салон, ломая руки-ноги себе и другим пассажирам».

По взлетно-посадочной полосе воздушное судно движется втрое быстрее автомобиля — и если посмотреть краш-тесты, при которых машина врезается в стену, и манекены из салона вылетают через лобовое стекло, то страшно себе представить, что может случиться в самолете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *